?

Log in

No account? Create an account
входящие друзья дорогие счетчик дней информация о шкуре предыдущие предыдущие следующие следующие
Интервью с Сергеем Михалком, "Ляпис Трубецкой" - Эвкалипт и Мишка-коала
Размышления за веточкой Эвкалипта
eucalypt_lover
eucalypt_lover
Интервью с Сергеем Михалком, "Ляпис Трубецкой"
пишет: Эвкалипт

Давно не публиковал я интервью, сделанных мною.
Специально для фанатской копилки yamadzaki - интервью с Сергеем Михалком:








- Не подумай, что это единственное, что нас так интересует, но чья задница изображена на фотографии, прилагающейся к альбому «Манифест»?
- Это мой друг – Михей Носорогов. Авангардный художник из Минска. Человек-оркестр. Он играл в нашем несостоявшемся клипе пособника Сатаны, Вельзевула и Аримана. Он играл человека, который трансформировался в свинью. Небольшая аллюзия на Азазелло из Мастера и Маргариты. А по жизни Михей торгует блатными темными очками на ждановичском рынке. У него тарятся разные фрики, модники. Сейчас он на этом рынке звезда. Кто видел клип, все обращают на него внимание. Кто-то порицает, а кто-то восхищается его творческой смелостью. Не каждому дано жопой в историю протаранится при этом оставаясь гетеросексуалом.

- Несостоявшийся клип на песню «Манифест»?
- Да. Часто получается, что многие клипы не выходят в эфир. Я не скажу, что мы не выполнили задачу – снять клип. Наоборот, мы задачу перевыполнили. Было отснято восемь часов материала. И вместить все это в короткий и мощный ролик не получалось. Нужно было либо пожертвовать историей, которая очень интересная, либо пожертвовать клиповостью. Мы решили не идти ни на какие жертвы. К счастью, у нас был запасной вариант – концертный клип. В нашем случае, раньше никогда не было концертных клипов. А ведь это должно быть визитной карточкой коллектива. Ведь многие до сих пор не представляют что мы на сцене вытворяем. А из отснятого материала, я думаю, мы сделаем музыкальный психоделический фильм. С общей сюжетной линией и вкраплением музыкальных номеров. И выпустим в формате DVD. Чтобы это был не банальный набор из музыкальных роликов. Так что никуда материал не пропал.

- Расскажи историю, которая должна была быть рассказана в клипе. Мы в редакции гадаем, то ли это аллюзия на «Скотный двор» Оруэлла, то ли гоголевские мотивы.
- Здесь много чего. Навеяно мистикой Мамлеева. Много аллюзий. К Булгакову, к Оруэллу. Ситуация простая. Три персонажа путешествуют на мотоцикле с люлькой. Мотоцикл 37-го года, BMW, раритетный, бешенных денег стоит. Иногда он ехал, иногда приходилось тянуть. За рулем, условно, Коровьев. Человек в коже, технически подкованный. Рядом с ним убийца и злодей – Азазелло, он же Михей. А предводитель всей частной компании такой типичный партокрад. Человек несколько напоминающий Хрущева и Брежнева. Человек с портфельчиком. В очках. В шапочке. Достаточно не помпезно одетый. Но при этом по нему видно, что он руководит этой шайкой. Они ездят и ведут предвыборную агитацию. Но проводят ее среди животных. Среди коров и свиней. Животные как-то реагируют на эти воззвания. Я играю роль, как раз, этого главного. Я депутат, который пропагандирует им утопический супер лигалайз. Марихуана, проституция. Предлагаю им: «Друзья, хватит быть людьми. Будем животными, ведь мы так этого желаем». А по ходу обращений помощники Сатаны вырывают у избирателей сердца. В жанре псевдо-хоррор клип снимался. Вроде и ужасные какие-то вещи, но все в рамках гротеска. Они выдирают сердца и складывают их в портфели. Речь идет о том, что если ты ввязываешься в эту игру. Пытаешься на веру принять какие-либо обещания со стороны этих людей, то ты питаешь их своей энергией. А в конце происходит Вальпургиева ночь, вакханалия. Они приезжают на гору, где происходит языческий обряд в стиле церкви Сатаны Антона ЛаВея. Какие-то чудовища. И в конце все сердца запускаются в жертвенный костер. И свершается трансформация. Партокрад оборачивается Сатаной, не путайте его с сатиром или Вакхом. Другой – в свинью. А третий в человека-машину. Кибер-панк. Вот такая история. Почему я говорю, что навеяно Мамлеевым, потому что в его философских притчах говорится, что мистика рядом с человеком. Она находится на бытовом уровне. Это не обязательно должен быть темный мрачный лес, как это в фильмах показывается. Не обязательно какие-то трущобы, готические соборы. Сатана может жить на кухне в коммунальной квартире.

- Что на «Капитале», что на «Манифесте», что в твоем рассказе о съемках клипа куча аллюзий, культурных и искусствоведческих кодов. Как ты думаешь, многие ли разгадают шифры? Нужно ли, чтобы их разгадали?
- В любом случае все наши «загадки» в рамках поп-культуры. Там нет никакой сложности. Я выбираю очень простую форму повествования, в которую, как мне кажется, изящно и куртуазно вплетаю мистические и философские обороты. Ничего сложного я в этом не вижу. Такой мой язык повествования. В этом мой галантерейный язык. Я пытаюсь в рамках маленького трехминутного слогана создать иллюзию весомости моей мысли. У меня же нет замкнутого элитного кружка в Интернете. Нет сборища философов альтруистов, чтобы мы собирались по вечерам, обсуждали нашу рефлексию на сегодняшнюю действительность. Я обращаюсь к людям, которые не в теме, и они будут к этому тянуться. Мне интересна эта игра. Мне интересно так выражаться. Когда-то я пытался по другому. Пытался очень ехидно косить под текстовую супер-простоту, под сермяжность, которая якобы есть в поп-культуре. Сейчас мне нравится выражаться иначе.

- Альбом получился на редкость циничным и мизантропическим. Как думаешь, действительно весь этот пузырь сегодняшней реальности скоро лопнет, как поется в песне «Галактика»?
- Я оптимист. Я верю, что все будет хорошо. Если мы вовремя ставим диагноз и начинаем борьбу с какими-то болезнями или нелицеприятными явлениями, то все будет хорошо. Другое дело – наш случай. Когда мы говорим о сатире, достаточно злой сатире, мы должны донести многим людям некоторые вещи. Толпа клюет на понятие моды. И мы говорим: не модно занимать обжорством. Не модно заниматься накопительством золотых блях и норковых шуб. Это просто не имеет никакого смысла. В мире уже живет миллион миллиардеров и миллиард миллионеров. Эта борьба не имеет никакого смысла. В любом случае все возвращается к тому, что ты сам из себя представляешь. Все на уровне монахов Шао-Линя из фильмов. Я думаю, все будет хорошо. Если человек материализует свои идеи в рамках кино, театра, музыки, поэзии, то смысл жизни для него – задать как можно больше серьезных вопросов. Другое дело, что форма у каждого своя. Кто-то задает их в стиле «эмо». Плачет, живет с разбитым сердцем, кто-то пытается хныкать. Другой – в форме самобичующего монаха. У нас же – «castigat ridendo mores» - смехом бичуем нравы. Мы площадные шуты. Конечно, мы иногда и просто зубоскалим ради поржать, но иногда и вкрапляем в это сатиру, как Салтыков-Щедрин. Кому-то просто интересно послушать историю про лисичку и виноград и воспринимать это, как сказку. А кому-то интересно найти параллель с современностью или со всей историей человечества.

- И как с личной свободой и саботажем на родине, в Белоруссии?
- Мы анархо-синдикат, существующий в самой тоталитарной стране Европы. При этом мы самый известный белорусский бренд. Как угодно нас назови. Мы разрушаем различные стереотипы. Мы известны. Почему анархист должен быть подпольщиком? Я не подпольщик. Я кэжуал. Я одеваюсь как все. У меня есть сын. У меня много знакомых. Я хожу на тренировки и разговариваю с людьми из разных областей. Со мной в спаррингах на тайском боксе стоят и адвокаты, и бандиты. Мы дружим. Общество давным-давно настолько эволюционировало, что в одном доме, на одной площадке живут еврей, фашист, мусульманин. Мы ездим в одних и тех же троллейбусах. Революция уже произошла. Неважно где ты живешь. В Белоруссии или нет. Если ты сохраняешь свои убеждения, если ты достаточно подкован и силен в них, если ты владеешь массой приемов на различных уровнях на эмоциональных, психических, энергетических, то ты можешь нормально жить и развиваться даже и в Белоруссии. У меня нету собственности. Я не Вакарчук, который обжалован государством. У меня нет медалей из рук президента. Я не состою в системе официальной белорусской культуры. Никак. Меня не приглашают на какие-то встречи. Мне не светят регалии. Мне это и не нужно. Я пользуюсь уважением за то, что живу сам по себе. Вокруг себя я сформировал свою компанию. Почему называю нас анархо-синдикатом, потому что у нас нет никаких обязательств и договоров. Нет печатей, штампов, юридического лица, офиса. Я многое вкладываю в понятие «кастигат» - дружба, на уровне религии. Кому с нами не интересно, или кто показывает себя дрищом и сыкуном, человеком не ответственным в совершенно безответственной организации – тот дальше с нами не дружит. Мы все вместе тусуемся, дружим по 15 лет. Воплощаем вместе художественные проекты. Пытаемся не отгородиться, а жить в предлагаемых обстоятельствах. Можно жить везде и чувствовать себя достаточно свободным. Это вопросы философско-мировоззренческие.
Любые устоявшиеся системы, которые начинают навязывать свою истину – страшные вещи. Это попахивает гетто, колючими проволоками, репрессиями.

- У тебя бывают конфронтации с официальной властью?
- Я не хочу выпендриваться, но, конечно, бывают. Я про эти ситуации стараюсь не рассказывать. Существуют методы нападения и методы обороны. Не хочу рассказывать свои секреты. Это как в волейболе. Стоит девочка и за спиной показывает какая сейчас будет подача. Зачем мне рассказывать, как мы с этим боремся. Но у нас есть знакомые и из системы, которые приходят к нам, берут автографы. Я лукавить об этом не буду. Участковый на моем районе ко мне относится с уважением. Он знает, что я живу порядочно, что хулиганил когда-то, но сейчас себе этого не позволяю. Я знаю бандитов и милиционеров, супер-анархистов и госслужащих. Не скажу, что это мои друзья. Друзей у меня не так много. Но я общаюсь с разными людьми. Главный наш плюс в том, что мы абсолютно легализованы. Я же не прячусь? Открыто говорю о своей позиции.
Я не нарушаю десять заповедей, не нарушаю восьмеричный путь праведности. Я знаю о наличии семи демонов. Знаю кто такой Асмодей, кто такой Вельзевул. Поверь мне, чтобы с нами бороться – нас надо идентифицировать. А у нас это отключено. Мы шуты и клоуны. Для системы проще сказать, что мы какие-то психи. Тем более, что многие из нас лежали в дурдоме и не раз. От нас отмахиваются. Когда спрашивают: «Кто такие социумные изгои?» Я говорю: «Мы, мы – социумные изгои». То есть мы для общества, которое строит свою пирамидку: детские садики, профсоюзные билетики, здравницы, пенсии, льготы – мне это все не знакомо. И не хочу иметь с этим дело. Мне не важно какая болезнь у социума. Я не хочу ей заразиться. Я живу сам по себе.

- Все люди мертвы?
- Многие люди спят. Действие многих групп, таких как «Вопли Видоплясова», Zdob si Zdub, Gogol Bordello, Ляпис Трубецкой не в том, чтобы нести людям какое-то откровение, а в том, чтобы будоражить на энергетическом уровне. Пробуждаться. Почему мы такую музыку играем? А потому что сейчас на планете такая волюма должна звучать. Сейчас царит рок-профонация, когда многие группы заточены под написание радио-хитов. Я думаю, сейчас надо достаточно громко вопить о том, что тебе хочется людям сказать. О радости. О супер-позитиве. Либо сеять анархо-цыганщину.

- А так ли много тех, кто готов пробудиться?
- А я и не говорю о том, что мне надо всех пробудить. Это как в пьяном хороводе на Ивана Купалу. Нет никакой цели. Тебе хорошо держать за руку одну девушку. Но почему-то ты тянешь в эту пляску каких-то других людей. Хватаешь их за руки, бока, жопы. Испытывая радость от осознанной жизни, хочется как можно больше людей вовлечь в этот хоровод. Хотя, Яне собираюсь реализовываться на планетарном уровне. Я, конечно, мыслю масштабно, и в моем художественном образе присутствует дикий пафос, но я оптимист-реалист. Я не хочу всех разбудить. Если все проснутся, то и ктулху больше спать не будет.

- Значит все твое творчество, вся твоя деятельность направлена на твое собственное сатори?
- Только так! Никаких общественных обязательств. Я не верю, когда люди говорят, мол у них есть миссия. Тщеславие – страшный грех. Гордыня – тоже. Причем с гордыней труднее. Когда ты поборешь в себе Асмодея, Бельфегора, Левиафана, то решишь какой ты сильный и смелый. И тут тебя ждет ловушка. Не оступись. Поэтому я занимаюсь собой. Мне важно собственное просветление. Чем больше людей займется собственным просветлением, тем лучше. Для меня – быть вожаком, лидером, не самоцель. Я мог давно реализоваться в этой структуре. В политике это сделать намного легче. Я был бы, блядь, гениальным комсомольским деятелем. Я могу задействовать должную меру лицедейства и актерства и стать уважаемым в определенных кругах. Но мне это не очень интересно. Мне важен масштаб уважения. Но до определенной степени. Я человек закрытый. Прожить день, как Мадонна, я бы не смог. Меня бы разорвало. Ушел бы в глубокое наркотическое опьянение. Знать, что в данную секунду обо мне миллион человек на планете думают хорошо, и миллион плохо. Миллион меня хотят, миллион ненавидят. Я бы так не смог. У меня слишком мало отталкивающих зеркал. Я живу в шапке-невидимке. Я спокойно хожу по улицам, и никто не берет автографов. Я этому рад. В планетарном плане я бы звездой не смог быть.

- Ты медитируешь?
- Спорт – это дзен-буддисткая практика. Я мало занимаюсь сидячей медитацией, но практикую лежачую. (Смеется) Я нахожу много радости в простых физических действиях. Не зря же Бадхидхарма заложил в монастыре Шао-Линь восточные единоборства, как форму медитации. Я хожу в зал. Езжу на велосипеде – это моя медитация. Я не изучаю маршрут, я по нему езжу уже года три-четыре. Знаю где выскочит собака, где сидят люди где трава. А где всегда лужи. Поэтому еду подчас вообще не обращая внимания на дорогу, погружаюсь в свои мысли. И потом не помню где я был, что я видел.

- Почему сегодня так много людей предпочитающих набить брюхо, но не желающих осознать что они владельцы огромного богатства всего нашего мира?
- Да потому что это модная тенденция. Одна из бед понятия мода, что существуют определенные штампы и рельсы достижения всеобщего уважения. Глобальный респект висит над нами. В этом виновата псевдо общественная мораль, и псевдо общественные ценности, которые вопиют на каждом углу, что это кул, и верх блаженства. Ментальный уровень. Люди так рассуждают. С этой модно тенденцией трудно бороться.

- Будет ли когда-нибудь у Ляписов альбом на белорусском?
- Целый альбом писать на белорусском я бы не хотел. Во-первых, то мне стоило бы мне громадных трудов, все-таки белорусский не мой родной язык. Во-вторых, это был бы уже не Ляпис. Белорусский очень мягкий язык, и чтобы ты не пел, получится без надрыва. Это был бы очень лирический альбом. Там было бы настолько все красиво. Даже если бы мы играли как Napalm Death, валили бы грайнд, но пели бы по-белорусски – это было бы достаточно мягко. Я пытаюсь как Ману Чао на всех языках сразу петь. Конечно несколько песен на белорусском в будущий альбом я планирую включить. Но на русском проще исполнять наш цинизм на грани. Я не потяну полноценно белорусско-мовного альбома.

- На альбомах Ляписа не слышно твоих стихов, которыми ты заполняешь паузы на концертах. Почему нет отдельной книги стихов?
- Я создал несуществующего писателя – Юзика Килевича. Это мистификация. И многие люди на это ведутся. И не секрет, что предлагали издать книгу. Не знаю, посмотрим. Пока мне нравится что это живет так. Мне нравится живое слово. Древние поэты-импровизаторы не составляли манускрипты. Их имен были известны, но не записывали свои тексты. Как только ты это напечатаешь – слово становится застывшей формой. Некоторые стихотворения я читаю по два-три года. И не потому, что ничего нового не сочинил, а потому что они мне нравятся. Это как «Капитал» - умри, но сыграй. Или «Харе». У этих песен есть особое место в нашем творчестве, и у моих стихов есть свое место. Мне хочется читать свои стихи, но не хочется, чтобы их знали наизусть.

- Был «Капитал», был «Манифест». Что дальше: «Утопия», «Майн Кампф» или «Апрельские тезисы»?
- (Смеется) Следующий альбом мы назовем «Лесная ягода». Или «Трепещущий закат». «Медовый пряник». (Смеется) Хочется гадко-сладенького. Кулинарного. Дикий пафос и нарциссизм для нас, как элемент творческого пути. Это моя формула грандиозного успеха. А я рассчитываю на грандиозный успех. Назовем его на вселенском уровне, как-нибудь «Эпсилон Эридана и его сыновья»! (Смеется).

Tags: ,

наскальных рисунков 9 или Нацарапать коготком
Comments
yamadzaki From: yamadzaki Date: November 25th, 2008 10:47 am (UTC) (ссылка)
ОООО!
eucalypt_lover From: eucalypt_lover Date: November 25th, 2008 11:13 am (UTC) (ссылка)
пишет: Эвкалипт

Мне не жалко =)
Вообще общаться с ним было одно удовольствие.
а когда слушал в записи интервью, ничего не хотелось выкидывать, так что считай - что это почти прямая речь.
yamadzaki From: yamadzaki Date: November 25th, 2008 10:53 am (UTC) (ссылка)
Спасибо тебе, добрый человек!
From: podruga_sojera Date: November 25th, 2008 12:53 pm (UTC) (ссылка)
да и концертный видос очень радостный
айм намбер ван
айм зэ бэст
ахах*)
eucalypt_lover From: eucalypt_lover Date: November 25th, 2008 02:41 pm (UTC) (ссылка)
пишет: Эвкалипт

Ну да, что еще возьмешь с одной из лучших русскоязычных групп ))))
shnappy From: shnappy Date: November 25th, 2008 03:41 pm (UTC) (ссылка)
Риспект.
eucalypt_lover From: eucalypt_lover Date: November 25th, 2008 05:54 pm (UTC) (ссылка)
пишет: Эвкалипт

Шни-шно-шнаппи
Шнаппи-шнаппи-шно

Их бин Шнаппи, дас кляйне крокодиль ...

))))

Спасибо, самому интервью нравится.
From: hugsaff Date: November 25th, 2008 06:49 pm (UTC) (ссылка)
а где концертный видос??

спасибо за интервью, очень интересное!! выжил из Михалка максимум инфы..)
eucalypt_lover From: eucalypt_lover Date: November 26th, 2008 06:07 am (UTC) (ссылка)
пишет: Эвкалипт

Не знаю =)
Про видос подруга Сойера упомянала, но не за момим авторством =)
И все-таки выжАл я из него, а то слишком уж хищнически получается - выжИл ))) Аж жаль Михалка стало =)
наскальных рисунков 9 или Нацарапать коготком